monitor1

Мониторинг персонала – ключевой фактор эффективности бизнеса. Часть 1

Как только в СМИ всплывает тема мониторинга персонала, тут же разгорается дискуссия, в которой формируются два противоположных лагеря.

Первый – собственники крупных компаний, столкнувшиеся на личном опыте с воровством, махинациями или банальным пренебрежительным отношением к должностным обязанностям. Они, естественно, поддерживают развитие современных комплексов контроля персонала, и чаще всего используют подобные решения в своих компаниях.

Второй – люди, боящиеся излишнего контроля со стороны работодателя. К этому лагерю очень часто примыкают владельцы небольших организаций, которые не встречались с недобросовестными работниками на личной практике. Что неудивительно, ведь в маленькой фирме все на виду, уследить за подчиненными хоть и сложно, но возможно. А умыкнуть из-под носа руководителя клиентов или украсть деньги, достаточно сложно. Хотя и возможно.

Рассудить спорщиков может сухая статистика, собранная в США: компаний, проработавших хотя бы 3 года, в которых не было краж и мошенничества – не существует в природе.

Правовое поле

Первые вопросы, с которых начинается любой разговор о контроле деятельности персонала: «Насколько это вообще законно и где находятся границы, которые не стоит пересекать?».

С точки зрения закона, работодатель имеет полное моральное и юридическое право вести наблюдение за сотрудниками и контролировать свою технику, если работники предупреждены. Однако стоит отметить, что в тех же США были прецеденты, когда работодатель скрыто контролировал персонал. Обычно, такое происходило в ситуациях, когда были серьезные аргументированные подозрения в кражах и мошенничестве, но доказательств не хватало. На данный момент, все судебные разбирательства выиграны работодателями.

Кроме того, существует ряд сфер бизнеса, где контроль действий сотрудников регламентирован законодательством и является обязательным условием их деятельности. К таким организациям относятся, например, банки.

Вывод прост: мониторинг и контроль действий персонала не просто находится в рамках закона, но и зачастую является обязательным условием деятельности организации.

Рабочее и личное время

Даже мысль о том, что работодатель может влезть в личную жизнь, вызывает у многих негативную реакцию. Никому не хочется, чтобы в интимном пространстве копались непонятные, малознакомые люди. Но перед тем как обвинять электронные системы контроля во всех смертных грехах, стоит разобраться, как работают их алгоритмы и действительно ли сотрудники находятся под плотным колпаком 24 часа в сутки.

Основные цели современных комплексов мониторинга – предотвратить утечку данных и оптимизировать работу персонала, сделать ее эффективнее и проще. Для защиты информации, системе не нужно влезать в личное пространство каждого работника, ей достаточно анализировать потоки трафика, в поисках отклонений, которые обычно являются сигналом опасности. Проще говоря, чтобы обратить на себя внимание, сотруднику надо сделать нечто из ряда вон выходящее, например, скачать несколько гигабайт ценных данных на флешку или в облако. Тогда система забьет тревогу. И то, только в том случае, если данная операция не является характерной для сотрудника.

Тотальное чтение сообщений в мессенджерах, почте или социальных сетях – миф. Программе абсолютно не интересно, о чем переписываются работники, если периметр безопасности не нарушен. Комплекс будет игнорировать переписку до тех пор, пока анализ метаданных не выявит рисковую ситуацию. И только после того, как сотрудник выполнит нехарактерную операцию, скачает непонятный файл, или использует одно из слов-триггеров, например, «взятка», «откат» и так далее, система контроля вмешается в работу, заблокировав носитель или перехватив контент.

Повышение эффективности труда также не подразумевает ущемление каких-либо прав. Для того чтобы сделать работу лучше и проще, не нужно читать переписку. Достаточно ликвидировать отвлекающие факторы и выявить оптимальные пути решения задач. Если работники большую часть дня играют в игры или переписываются в контакте, не обязательно знать, мага какого уровня они прокачали или что писали в диалоге, важен сам факт: работа игнорировалась. Конечно, тем, кто привык отдыхать на рабочем месте, такое внимание явно не понравится. Но давайте не путать определения. «Личное время» заканчивается перед дверями офиса с утра, и начинается после окончания рабочего дня. Находясь не на работе, человек может делать все, что душе угодно и контролировать его никто не имеет права. Но, как только перейден порог офиса, начинается «рабочее время». В этот период жизни «человека-работника» руководитель несет полную юридическую ответственность за все его действия.

Босс, почасово оплачивая рабочее время, имеет право претендовать на выполнение задач. Из правила могут быть исключения, например, если оплата производится за результат. К несчастью, большинство сотрудников забывает об этом факте, и предпочитает открыто саботировать дела фирмы, тратя оплаченное время на личные нужды.

Работодатель имеет право защищать свое материальное имущество (компьютеры, ноутбуки, принтеры, телефоны) от краж. Конечно, вести мониторинг и контроль персональных телефонов или ноутбуков, купленных сотрудниками за свои деньги, без согласия работника – неправильно и некорректно. При этом если работа ведется на компьютере, принадлежащем компании (являющимся ее материальной собственностью) во время, оплаченное компанией, контролируя персонал, работодатель полностью остается в своем праве.

Работодатель имеет право защищать свою интеллектуальную собственность. Клиенты, новые разработки, даже банальный графический баннер – собственность руководителя, поскольку оплачены им. Их использование сотрудником в личных целях (для портфолио, для клиентов со стороны и т.д.), без согласования с работодателем называется «воровство».

Большинство негатива, выплескивающегося на системы контроля персонала, связанно с тем, что босс может получить доступы к «личным» аккаунтам сотрудников в почте, социальных сетях и мессенджерах.

Во-первых, подавляющее большинство компании предоставляют работникам корпоративные учетные записи и просят отказаться от использования персональных аккаунтов. Во-вторых, сами определения «личный» и «персональный» подразумевают, что с их помощью решаются «личные» дела и вопросы. Не корпоративные. Если сотрудник, на купленной работодателем технике, в оплаченное время, решает личные дела – он, как минимум, нарушает корпоративную этику. Или, говоря конкретнее – ворует деньги.

Бывают ситуации, когда сотрудники, знающие о наблюдении, используют личные аккаунты в мессенджерах в рабочее время. Адекватным людям бояться нечего. Ведь сообщения, в духе «Дома кончилось молоко, хлеб, сахар. Жена» или «Вася, послезавтра едем на рыбалку. Не забудь купить червей», будут попросту проигнорированы системой мониторинга. Они не содержат слов-триггеров, сигнализирующих об опасности, соответственно читать или сохранять их – без надобности. Конечно, если переписка заняла львиную долю рабочего дня, комплекс отметит факт безделья. Но не более того.

Продолжение следует…

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Поделитесь своими комментариями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>